Газета «Честное слово»: «Александр Балыков: иногда полезно обрубать крылья»

8928453_Image
Музыкант Александр Балыков — участник проекта «Главная сцена» и финалист проекта «Фактор А» на телеканале «РОССИЯ 1», а также победитель проекта «Русские теноры» на СТС. Однако полученная известность помогает Александру прежде всего заявлять о себе как об авторе и исполнителе собственных песен.
Признаться, являясь поклонницей «Фактора А», почему-то не запомнила Александра Балыкова. А внимание на коренастого «мачо» обратила благодаря его клипу «Твои глаза». Сюжет его довольно трогателен: девушка героя просыпается под аккомпанемент музыкантов, которых тот пригласил, чтобы сделать приятное любимой.
Желание рассказать о молодом таланте возникло еще и потому, что Александр –- родной брат известного специалиста Новосибирской консерватории Натальи Санниковой и в каком-то смысле связан с нашим городом. Хотя… родился музыкант в Челябинске, вырос в Барнауле, а карьеру строить уехал в Москву. Однако, как и полагается, Балыков вначале окончил университет (технический), после чего поступил в Московский институт современного искусства на эстрадно-джазовое отделение. И уже во время учебы по классу вокала начал покорять столичный музыкальный Олимп. Получил роль Ромео в рок-опере L.O.V.E. (Московский театр оперетты), роль Понтия Пилата в опере-фантазии Валентина Овсянникова «Мастер и Маргарита» (МДТЭ) и роль Тритона в мюзикле «Русалочка» (театр «Россия»). Также Балыков принял участие в спектакле «Звезды Бродвея» в «Кабаре Монмартр».
Наряду со своей театральной деятельностью Александр начал участвовать в музыкальных телешоу. Кастинг на «Фабрику звезд-7» Балыков провалил, однако после этого понял, в каком направлении ему следует развиваться. Александр –- прирожденный баритон, и его мощный голос, позволяющий исполнять сложные лирические композиции, больше подходит для солидных площадок и столь же солидной публики. И… певец попал в проект «Русские теноры», съемки которого проходили в центре мировой музыкальной индустрии — в Лос-Анджелесе.
Также Александр не забывает о сольной деятельности, если не сказать, что ставит ее во главу угла: певец активно гастролирует как по России, так и за рубежом, параллельно участвуя в разного рода мюзиклах в качестве приглашенного артиста.
Мой новосибирский звонок застал московского музыканта за рулем, и надо признать, что необходимое автомобилисту внимание не помешало Александру выступить в роли интересного собеседника.
— Александр, вы много гастролируете, какая самая дальняя точка ваших туров?
— Вряд ли это можно назвать гастрольным туром — в 2009 году я прожил в Лос-Анджелесе четыре месяца во время съемок «Русских теноров». С этим проектом мы объехали много американских городов и пообщались с известными артистами — такими, как Майкл Йорк, Уолтер Афанасьев, Гарри Миллер. Мы записывались на студии Джо Коккера и повстречались с несравненной Дениз Ричардс, удивительной красоты женщиной, с которой мы нашли общий язык, и, как оказалось, у меня с ней много общего. Она приезжала к нам на шоу как специальный гость, и ей понравилось то, что делаю я и мои коллеги в Лос-Анджелесе. И уже после я замечал, что во многих американских интервью Дениз несколько раз упоминала об этом случае.
— Насколько жесткими вам показались условия участия в проекте «Русские теноры»?
— Изначально этот проект планировался как реалити-шоу про русских певцов, которые приехали покорять Америку, да что говорить -– покорять мир! И редакторы, и продюсерская компания, которая все это снимала, всячески пытались нас столкнуть лбами, рассорить, чтобы это шоу было форматным для нашей страны –- в стиле «Дома-2». Однако коллектив подобрался очень дружелюбный (достаточно взрослые мужчины, которые уже много чего добились в своей карьере и не хотели никому ничего доказывать, а только хотели просто профессионально петь и работать), поэтому шоу не получилось, зато все это вылилось в прекрасный музыкальный проект, который до сих пор существует как «Новые голоса». Состоит группа из пятерых участников финала телешоу. После 2009 года с «Новыми голосами» мы объехали всю Европу, потому что русская опера чрезвычайно популярна в европейских странах. И к следующему году мы делаем большой ребрендинг этого проекта с новым названием группы. Думаю, что проект «Новые голоса» — событие нескончаемое, потому что мы постоянно работаем, даем и Кремлевские концерты, выступаем на закрытых мероприятиях для первых лиц страны.
— Скоро выходит ваш второй сольный альбом. Какова его концепция?
— Альбом мы планируем выпустить уже осенью –- сейчас доделываем финальную песню. Мы его создавали долго -– два с половиной года. Каждая песня — это только живое звучание, это подбор интересных музыкантов, которые добавляли в эту песню что-то новенькое, интересное. И я горжусь каждой работой в этом альбоме. По сути, это автобиографичный альбом, потому что все написанные мною песни — производные моих внутренних переживаний. И даже когда я исполняю их на сцене, у меня часто появляются мурашки, потому что с каждой песней связан конкретный случай моей жизни.
— По сравнению с первым альбомом произошел какой-то внутренний рост, вокальный, профессиональный?
— Вокальный рост, конечно, произошел, потому что первый альбом — это музыка, изобретенная кустарным способом в городе Барнауле, до моего переезда в Москву. Я в то время не учился вокалу, основам композиции и прочие профессиональные дисциплины тоже не знал. Писал по ощущениям -– это был альбом самородный. А сейчас все-таки определяются какие-то музыкальные штрихи, которые являются моими, индивидуальными, и прослеживается какой-то определенный стиль. Его, наверно, нельзя отнести к какому-то конкретному музыкальному стилю (попу или поп-року), но определенные роковые нотки добавились в этот альбом, и он будет более эксцентричным. Раньше была эдакая слащавая романтика, теперь это все-таки более мужская музыка.
— Что касается рока — как в вас уживались такие разные партии в рок-операх, как Ромео и Понтий Пилат? Сложно ли было перевоплощаться и что вам дали эти роли?
— В вокальном плане эти роли мало что дали. Все-таки нужно говорить здесь о мастерстве, потому что любому актеру интересно играть разнохарактерных персонажей, и мне в этом плане повезло, потому что, играя Ромео, мне нужно было прочувствовать всю психофизику этого героя — его романтичность, безбашенность, влюбленность, в то же время мальчуковую слабость. А после этого попасть в шкуру Понтия Пилата — взрослого человека, который и голосом достаточно сильно выражает свою усталость, и внешностью, и движениями. Конечно, в этом помогал и очень серьезный грим: у меня были седые волосы, густые брови, и очень сложно было работать над этим, но при этом интересно. И часто даже после того, как я играл Понтия Пилата, после спектакля приходилось минут 15 выпрямлять спину, потому что все мне говорили, что я уже и в жизни начинаю ходить, как Понтий Пилат. Но зато это помогло потом более легко себя чувствовать в других ролях. Скажем, роль Тритона в «Русалочке» была более понятна мне, потому что я уже побывал в шкуре человека, который на 30 лет старше меня.
— Насколько оказался сложен путь в последний телепроект, в котором вы приняли участие, — «Главная сцена»? И стоило ли вообще туда идти, когда позади и «Русские теноры», и «Фактор А»?
— Путь оказался не таким сложным, потому что я уже бывал на подобных кастингах и понимал, на что иду. Сложно оказалось объяснять другим конкурсантам (которые стояли вместе со мной в очереди на кастинг в Кремле и которые меня, конечно же, узнали), почему вдруг Балыков затесался среди них в толпу и начинает все с начала. А дело все в том, что после «Фактора А» в течение трех лет я занимался только гастролями, концертами, когда каждый день ты слышишь аплодисменты и похвалу зрителя. И мне захотелось встряски — объективной критики в свой адрес. Мне захотелось попробовать себя в новых эмоциях, почувствовать себя студентом, человеком, который борется за свое место под солнцем, потому что когда у тебя много концертов, гастролей, перелетов и т. д., все-таки глаз замыливается и крылья распрямляются. И вот чтобы эти крылышки немножко обрубить, нужно периодически участвовать в подобных проектах, и правильнее, наверно, для себя будет в них проигрывать тоже, потому что тем самым ты получаешь большую эмоциональную школу.
— Кому из наставников было понравиться труднее всего?
— У меня не было цели понравиться кому-то из наставников. У меня была цель показать себя таким, какой я есть. Творчество не заключается в том, чтобы прогибаться под интересы кого-либо, а для того, чтобы показать свое мировоззрение, свое мышление людям.
— Скажем иначе: кто был наиболее, на ваш взгляд, критичным по отношению к вам?
— Даже не знаю: все высказывались настолько правильно и давали настолько грамотные комментарии, что я такую критику воспринимал даже как комплимент. Когда человек говорит по делу, то дает тебе повод для роста, и ты этому человеку благодарен, потому что он заметил в тебе какие-то вещи, которые, возможно, тебе мешали раскрыться.
— На каких радиостанциях и телеканалах можно услышать ваши песни?
— Сейчас только в Москве около 100 радиостанций. Я не имею возможности отслеживать все радиоэфиры, но вот песня «Летаю» звучит, как показывают статистические сайты, более чем в 150 городах нашей страны. И песня «Лето» в этом сезоне набирает очень хорошие обороты.
Что касается видео, то мы уже сняли три клипа — на песни «Лето, «Летаю» и «Твои глаза». Песню «Летаю» сейчас крутят музыкальные каналы. Я, опять же, не слежу за количеством телеэфиров, но периодически каждый день мне пишут в социальных сетях, что видели мой клип там-то и там-то. И это радует — значит, людям нравится, значит, телеканалы тоже считают это продуктом, вполне интересным для зрителя, а я, в свою очередь, получаю оценку, которая позволяет мне думать, что работаю все-таки я, наверное, не зря, что все, что я делаю, хоть кому-то, да нужно.
— При написании песен вы уделяете внимание их потенциальной продаваемости или, не задумываясь о коммерческой составляющей, пишете то, что льется из души?
— В момент написания песни невозможно думать о коммерческой составляющей, потому что все-таки это эмоции. И невозможно написать хорошую песню, если ты сразу задумываешься о коммерции. А уже в момент аранжировки и постпродакшна, когда ты готовишь песню к выходу, конечно же, задумываешься о том, как сделать ее интереснее и ложащейся на ухо зрителя, потому что ты же все-таки эти песни пишешь не только для себя -– хочется, чтобы и зрителям они пришлись по душе.
— На ваш взгляд, легко ли сейчас в Москве строить карьеру в шоу-бизнесе? Что бы вы посоветовали молодым музыкантам — композиторам, исполнителям?
— Я бы посоветовал музыкантам не строить карьеру в шоу-бизнесе, а заниматься музыкой и творчеством, потому что сейчас такое количество ребят, которые, не получив ни образования, ни каких-то элементарных музыкальных основ, сразу начинают задумываться о шоу-бизнесе. Это неправильный путь, и поэтому в наше время очень много артистов-однодневок, которые «выстрелили» с одной песней и потом исчезли. Я лично для себя выбираю путь не через навязывание своего творчества, а через создание такого продукта, который будет интересен. Не знаю, насколько хорошо у меня это получается, но, тем не менее, я вижу, что я иду правильной дорогой. И если у меня появляются поклонники в каких-либо городах, то через год я приезжаю на концерт и вижу этих же людей. То есть люди понимают, что они приходят на качественный продукт, что они приходят не только на музыкальный материал, но и на его качественное исполнение, потому что мы с моими музыкантами играем вживую. И для меня это очень важно.

Яна ДОЛЯ,

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

Источник: http://www.chslovo.com/articles/8928453/